Понедельник, 17 Май 2021 11:50

Надежды и ожидания регионов

Во всех сложных ситуациях профсоюз будет рядом с медицинскими работниками

В настоящее время Профсоюз работников здравоохранения РФ объединяет 80 региональных (республиканских, краевых, областных), 170 местных (городских, районных, окружных) и 7555 первичных организаций. На 1 января 2021 г. общая численность членов общественной организации составляла 2 074 901.

 

Прошлый год был особый. «Медицинская газета» не раз писала о сложной и последовательной работе профсоюза в условиях пандемии. Об этом шла речь и на завершившемся VII съезде Профессионального союза работников здравоохранения России.

Обозреватель «Медицинской газеты» Алексей ПАПЫРИН попросил нового лидера Профсоюза работников здравоохранения, председателя Общественного совета при Минздраве России Анатолия ДОМНИКОВА дать оценку состоявшемуся форуму и поделиться планами на будущее.

– Анатолий Иванович, на VII cъезде профсоюза прозвучало немало острых выступлений лидеров региональных организаций. Какие из них вы бы отметили?

– Любое замечание региональных и первичных организаций должно рассматриваться и обсуждаться. Критические выступления говорят о том, что центральный комитет в какой-то степени недорабатывал с удалёнными территориальными организациями. К примеру, лидер Сахалинской организации Наталья Александрова говорила, что не чувствует поддержки со стороны центрального аппарата. И действительно, это так. Я могу подтвердить как человек, который долгое время возглавлял крупнейшую региональную структуру. Хотя она и располагалась, можно сказать, рядом с центральным комитетом, мы тоже ощущали определённую «незаточенность» на работу с региональными организациями и больше всего с первичными. Ведь именно они – основа профсоюза, и мы обязаны им помогать. А возглавляют их работники, которые в большинстве своём трудятся в практическом здравоохранении.

Считаю, нужны изменения. Например, на сайте профсоюза, на страницах для внутреннего пользования следует прописать алгоритм действия начинающего профсоюзного лидера, предусмотреть вводный курс лекций, варианты оформления профсоюзной документации и многое другое. Каким образом, например, проводить профсоюзное собрание, как разрабатывать, обсуждать и принимать коллективный договор с руководителем и т.д. Да, это не интересно для широкой аудитории. Но на внутренних страницах эту работу можно вести и делать это надо обязательно.

Конечно, критические замечания, прозвучавшие на съезде, будут учтены и проработаны со всей ответственностью. Так, некоторые коллеги сетовали в своих выступлениях, что недостаточно часто видят руководителей профсоюза в территориях. Объективные причины не позволяли прежнему руководству выезжать в регионы. Избранному составу руководителей профсоюза это вполне по силам. На съезде заместителем председателя избран Владимир Беспяткин и уже позже дал своё согласие на работу заместителем Михаил Андрочников, который был моим основным конкурентом на выборах. По возрасту и состоянию здоровья мы все – люди деятельные. Планируем командировки в территории и все возникающие вопросы будем рассматривать на местах.

Более того, летом прошлого года меня избрали председателем Общественного совета при Минздраве России. Мы уже обсудили вопрос с руководством Минздрава о работе с регионами. Была одобрена идея выезжать в территории мне как председателю профсоюза и совета. Постараемся координировать такую деятельность и вместе посещать их, если в этом будет необходимость. Обязательно будем встречаться с авторами критических замечаний.

– Накануне съезда ЦК профсоюза направил Президенту России предложения по установлению единых мер социальной поддержки для медицинских работников. Будете ли и дальше поддерживать и «лоббировать» подобное решение?

– Безусловно. Эту идею сформулировали более 15 лет назад наш лидер в то время Михаил Кузьменко и лидер Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. О том, что эта мера давно назрела, никого убеждать не нужно. Так почему же она не решается? Справедливости ради скажем, что во многих субъектах Федерации такого рода социальные пакеты уже существуют. В зависимости от того, насколько богат регион, меры поддержки довольно серьёзно различаются, причём, даже на уровне муниципальных образований. Ведь не только губернаторы, но и главы городов и районов тоже несут ответственность за кадровую обеспеченность в медицине, наряду с министрами федерального и регионального уровня.

Важно, чтобы во всех субъектах РФ и муниципальных образованиях был единый обязательный для всех социальный пакет медицинского работника, к которому богатые регионы смогут добавлять собственные преференции в зависимости от финансовых возможностей, а то ведь есть регионы, где никакой поддержки медицинских работников нет. Где же здесь справедливость?

– А если посмотреть на эту проблему с точки зрения заработной платы?

– Практически та же схема. Всё зависит от местных условий. Один регион гарантирует один уровень оплаты труда, другой – существенно меньший, а третий – ещё меньше. При этом некоторые богатые муниципальные образования расширяют эти гарантии. Президент поэтому и поставил задачу предложить механизм выравнивания заработной платы в разных территориях. Профсоюз поднимал этот вопрос неоднократно. Когда-то в нашей стране уходили от того, чтобы регулирование оплаты труда происходило на федеральном уровне. Но возникла колоссальная дифференциация. То есть на каждой территории появились свои критерии к начислению заработной платы. Причём они недопустимо отличаются. Врачи получают в 200– 300 км от столицы зарплату в 3-3,5 раза меньшую, чем их коллеги в Москве. С этой несправедливостью давно пора разобраться. Работа продолжается, и очень активно, однако до настоящего времени каких-то приемлемых решений не найдено. Вопрос находится на личном контроле Президента и будет решён абсолютно точно. Будем внимательно следить, предлагать свои решения. Позиция профсоюза остаётся прежней – единые подходы в заработной плате на всей территории страны.

– Кадровый дефицит в здравоохранении трудно преодолеть без повышения оплаты труда и предоставления медицинским работникам социальных гарантий. Как вы оцениваете ситуацию в отрасли с обеспеченностью кадрами и поддерживаете ли возвращение распределения молодых специалистов?

– Безусловно, кадровый дефицит возникает и из-за уровня заработной платы, которого я уже коснулся… Зарплата не соответствует тому уровню затрат, которые вкладывают в спасение жизни и здоровья людей медицинские работники. Надо признать, что в условиях «ковидных» ограничений производилась достаточно большая доплата. Поэтому наша отрасль не чувствовала себя обиженной. Сейчас пандемия отступает, отделения возвращаются к обычному ритму работы, соответственно – заработная плата уменьшается.

Период пандемии показал, насколько важна отрасль, как ценна наша профессия. Если раньше было очень много критики в адрес коллег, вплоть до возбуждения уголовных дел, то сейчас наступило осознание, что медицинские работники трудятся с огромной отдачей и делают своё дело качественно и профессионально. Выяснилось, что та система здравоохранения, которую мы ругали несколько десятков лет, оказалась эффективнее многих зарубежных аналогов. На мой взгляд, её надо и дальше совершенствовать. Наша профсоюзная роль заключается в том, чтобы шаг за шагом добиваться достойной оплаты труда за тяжёлый труд медицинских работников.

Возвращаясь к кадрам, их распределению, хочу отметить, что, действительно, кадровый дефицит существует. И уменьшить его при помощи распределения можно. Но тогда возникнет вопрос, почему введена такая дискриминация в отношении медицинских работников в сравнении со специалистами других отраслей? Почему там нет распределения, а у медицинских работников его вернули? Если всё– таки идти по этому пути, то только на добровольной основе, например, как у волонтёров, предусмотреть серьёзные преференции для тех, кто поехал по распределению. Один из вариантов – внеконкурсное поступление в ординатуру по престижным специальностям.

– Как было сказано на съезде, численность профсоюза работников здравоохранения в последние годы стабилизировалась. Какова ваша позиция: можно ли добиться увеличения профсоюзного членства и за счёт каких мер?

– Да, ситуация стабилизировалась, но не на высокой точке. Она далека от совершенства. Почему этот вопрос крайне важен? Если в каком-то коллективе более 50% членов профсоюза, тогда никто не спрашивает руководителя, кто должен подписывать коллективный договор. А это основной документ, по которому выстраивается взаимодействие, права и обязанности с одной стороны работника, с другой стороны – руководителя. Если организации опустились ниже 50% рубежа членства, то здесь сразу возникают сложности. В этом случае надо проводить общее собрание всего коллектива для того, чтобы определиться с вышеназванным вопросом. Если в подписании коллективного договора участвует наш профсоюз, то тогда выстраивается стройная система. Организация представлена на всех уровнях. Всё начинается с подписания такого договора в конкретном медицинском учреждении, дальше – соглашение профсоюза с администрацией в регионе о социальном партнёрстве. На вершине – заключение соглашения в федеральном масштабе… Пока процент членства по всей стране около 60. Но всё равно это критическая отметка. Нам надо вместе думать, как повысить профсоюзное членство. Такая задача ставится не впервые. Однако, выясняется, что ответить на вопрос, как этого достичь, не так просто. Дискуссии идут всё время. Секрет Полишинеля, что его надо рассматривать на уровне каждой конкретной больницы или поликлиники – всегда существуют проблемы, которые интересуют членов именно конкретного учреждения. Однотипных рецептов дать нельзя. То, что необходимо сделать на Севере, наверное, совершенно не годится по отношению к тем, кто работает на Юге или Западе. Помимо профсоюзных пленумов, президиумов необходимы научно-практические конференции. И одной из самых серьёзных может стать тема мотивации профсоюзного членства. Положительные практики, которые существуют, надо обязательно рассматривать, предлагать меры, которые изменят ситуацию. Многое зависит от личностей главного врача и профсоюзного лидера. От их умения выстраивать конструктивные взаимоотношения. Завершая ответ на этот вопрос, подчеркну, что надо перестраивать работу так, чтобы помочь первичным организациям. Так и будем действовать.

– По большому счёту суть профсоюза – в солидарности… Можно ли говорить о том, что сильный профсоюз сумеет решить многие задачи вместе с властью, не прибегая к таким мерам воздействия, как забастовки, митинги, акции протеста?

– Считаю, что это нормальные формы отстаивания интересов трудящихся. Но применять их надо, когда противоречия носят серьёзный и неразрешимый другими методами характер. Многие помнят, какие кризисы в новейшей истории проходила наша страна. Не отреагировать на них было невозможно. И профсоюз активно принимал участие во всероссийских акциях протеста, в том числе в забастовках. Люди выходили на улицу во главе с М.Кузьменко. В случае необходимости такие формы борьбы за права трудящихся профсоюз применял и может применить совершенно осознанно. Но нельзя стрелять из пушки по воробьям. У сильного профсоюза много различных форм воздействия при возникающих конфликтных ситуациях. Да, бывает, что на должность руководителей назначаются люди, которых бы я назвал «незрелыми». Они почему-то вообще не задумываются, что есть профсоюз, общественные организации, и с ними надо выстраивать конструктивные взаимоотношения. Такие начальники ощущают себя князьками, которые попали в вотчину, где они могут творить всё, что пожелают. Лет 5-7 назад была конфликтная ситуация в Рязанской области. Тогдашний председатель региональной профсоюзной организации Татьяна Степанова обратилась к коллегам, с просьбой помочь ей сделать голос профсоюза более «слышимым». И все региональные лидеры буквально засыпали губернатора этой территории официальными телеграммами и письмами с протестами о неуважительном отношении к мнению профсоюза работников здравоохранения.

В результате, глава региона довольно быстро отреагировал и конструктивный диалог был восстановлен. Но без чёткой и жёсткой позиции профсоюза, скорее всего, этого бы не произошло. Мы с вами уже подробно говорили, что профсоюз ни в коем случае не должен переходить на политическую повестку. Мы – организация профессиональная, экономическая. Должны защищать только социально-экономические интересы медицинских работников. Это для нас самое главное. Под любым предлогом критиковать власть – удел политически ангажированных псевдопрофсоюзов.

– Наших читателей интересует, какие чувства вы испытали, когда счётная комиссия объявила на съезде результаты голосования…

– Смешанные. Прежде всего – облегчения от того, что всё закончилось. Из-за «ковидных» ограничений выборная кампания продолжалась больше года. А подготовка к съезду началась задолго до этого. Кроме того, чувство огромной ответственности, которая легла на плечи нашей новой команды. А также чувство признательности коллегам, которые своим голосованием показали, какой путь они выбирают.

– Что в ближайших планах у лидера профсоюза?

– Сохранить рабочие команды как в центральном комитете, так и в регионах. Чтобы стать профсоюзным лидером, мало получить медицинское образование и состояться в профессии. Важно иметь дополнительное юридическое и экономическое (управленческое) образование. Никто не готовит сегодня таких специалистов. Поэтому профсоюзные команды формируются годами.

Как я уже сказал, вектор движения будет изменён на работу профсоюза в регионах и в первичных организациях. Ещё одно важное направление – конструктивное взаимодействие с властью. Один из признаков зрелости любого руководителя – договороспособность. Радикальные позиции у главного врача (как представителя работодателя) и у профсоюзного лидера (как представителя работников), конечно, могут встречаться, но это их общая слабость, потому что не смогли услышать друг друга и договориться! Ситуация «стенка на стенку» не конструктивна и ведёт к разрушению. Руководитель или его представители обязательно должны приглашаться к участию в работе профсоюзных комитетов, чтобы знать, что тревожит работников. Если этого нет – конфликт неизбежен.

Кроме того, важно учитывать, что сегодня существует целый спектр общественных организаций в нашей отрасли, как профессиональных, так и пациентских. И мы обязаны их знать, учитывать интересы и особенности, определить с ними сферы влияния и взаимодействия. Следует отметить, что профсоюзная повестка ничуть не утратила своего значения ни у работников, ни в обществе. Отсюда такой интерес к профсоюзному движению у политических партий и создание ими псевдопрофсоюзных организаций. И это тоже один из вызовов времени, с которым необходимо считаться.

Планов, как видите, более чем достаточно. При этом главное, чтобы любой работник отрасли не чувствовал себя брошенным один на один с руководителем или представителем его команды. Для этого мы и создаём собственные профсоюзные команды профессионалов, готовых в любой момент и в самой доброжелательной манере прийти на помощь.

Прочитано 129 раз
WEBSITE.WS - Your Internet Address For Life™ <p> Your browser does not support frames. Continue to <a href="https://www.website.ws/wc_landing.dhtml?domain=ucoz.ws">https://www.website.ws/wc_landing.dhtml?domain=ucoz.ws</a>.</p>

Новости COVID-19

Мы обращались - нам ответили

Профсоюзное радио

ГИД по сайту обкома

Вход

Посетители

2800137
Сегодня
Вчера
Этот месяц
1086
1352
37800
Счетчик joomla

Телефон горячей линии

26-36-68